Пятница, Октябрь 20, 2017
Главная / Новости / «Не представлял, что стану пожарным»

«Не представлял, что стану пожарным»

Единственный обладатель звания Заслуженный спасатель Российской Федерации в нашем регионе – северчанин Евгений Ткаченко.

Знаете ли вы, сколько в Томской области заслуженных врачей и учителей? Первых — около 150 человек, вторых тоже не один десяток. И это, конечно, замечательно. А вот Заслуженный спасатель Российской Федерации в нашем регионе всего один, причем это звание ему было присвоено в конце прошлого года. Надеемся, со временем эта несправедливость будет исправлена, а пока расскажем о первом обладателе этого почетного звания — сотруднике Специального управления ФПС № 8 МЧС России (ЗАТО Северск), старшем инструкторе по вождению пожарной машины, водителе cпециальной пожарно-спасательной части № 1 старшем прапорщике внутренней службы Евгении Ткаченко.

Знак судьбы

Как ни странно это прозвучит, с пожарными Евгений Валерьевич общался c самого детства. Родился он в Томске, однако буквально через месяц, в августе 1965-го, семья переехала в Северск, где к тому времени уже работал отец. Поселились Ткаченко неподалеку от пожарной части. Буквально в квартале от нее находилась и школа. Надо ли говорить, что почти все свободное время мальчишки проводили именно тут? Смотрели, слушали, восхищенно трогали бока пожарных машин. Взрослые были не против — брали мальчишек играть в волейбол и городки, рассказывали о службе, а раз в год, на Ивана Купалу, даже устраивали им обливания с помощью технических средств. Судьба явно намекала на дальнейшие события, однако до поры до времени наш герой этих намеков не замечал.
— Я тогда и не представлял, что стану пожарным, — говорит Евгений Валерьевич. — Все решилось, когда я вернулся из армии. Мой друг и одноклассник, который демобилизовался немного раньше, к тому времени устроился в пожарную охрану. Решил попробовать и я. Думал, поработаю некоторое время, осмотрюсь… А попробовал — понравилось. Там как раз происходила смена поколений: одни люди уходили, на их место приходила молодежь. Почти все — ровесники, после армии… Было интересно и весело. Опять же юношеский максимализм — хотелось делать людям добро (смеется). В общем, затянуло. Понял, что это мое, и решил остаться.
Желание делать добро — это прекрасно. Но все ли способны его сохранить, оказавшись перед стеной огня? Первый пожар, на который пришлось выехать Евгению Ткаченко, случился примерно через месяц после его поступления на службу: на территории «СХК» загорелись бочки то ли с соляркой, то ли с керосином — сейчас уже и не не вспомнить. Страха, уверяет он, не было: просто старался действовать быстро и правильно. К счастью, все закончилось достаточно быстро и без особых последствий. Но так, к сожалению, бывает не всегда.
— Пожалуй, самым страшным для меня пожар, случившийся под Новый год в одной из квартир, где находились мама, папа и девочка лет шести-семи, — подумав, отвечает Евгений Валерьевич на мой вопрос. — Часов в 10 утра в квартире загорелась елка. Огонь преградил людям выход в коридор, а мы никак не могли попасть внутрь — дело было в 90-е годы, когда все начали срочно обзаводиться мощными железными дверями. Мама погибла, а ребенка пришлось выносить из квартиры по пожарной лестнице. Вот ее глаза я никогда не забуду — столько в них было ужаса…
Срочную службу Евгений Валерьевич провел за баранкой — водил многотонные тягачи в ракетных войсках. К тому же успел закончить автодорожный техникум, поэтому уже через четыре месяца после поступления в пожарные вновь стал водителем. Сначала управлял раритетным ЗИЛ-157, потом, когда заслуженную машину отправили на заслуженный отдых, пересел за руль автоцистерны на базе ЗИЛ-130. Были и другие автомобили, и к каждому он относился с любовью и заботой.
Техника у него всегда находилась в идеальном состоянии, более того — Евгений Валерьевич известен коллегам как рационализатор. Казалось бы, что можно усовершенствовать в пожарной машине? Но Ткаченко умудряется придумать что-то такое, от чего работать становится удобнее и, насколько это возможно, проще. Автолестница впервые оказалась в его распоряжении в 1992 году. И неожиданно стала еще одним поводом пережить «мандраж».
— На автоцистерне работает целый коллектив — водитель, командир, несколько бойцов, — поясняет Евгений Валерьевич. — А на лестнице ты один, и надеяться тебе не на кого. Все решения принимаешь сам, к тому же надо действовать очень точно: если установишь лестницу неправильно, она свою задачу не выполнит. Придется все переделывать, а это — упущенное время. Так что мандраж я, впервые приехав на пожар в качестве водителя автолестницы, испытал. Но справился — все прошло благополучно. А вообще запомнившихся случаев было немало. В том числе и курьезных. Звонят, например, из милиции, просят оказать помощь. Приезжаешь по адресу и видишь дурачка, который бегает по краю крыши и обещает сброситься вниз, если ему не передадут бутылку водки или еще что-нибудь в этом роде. Приходится лезть на чердак и снимать его оттуда. А сколько мы котят и кошек с деревьев поснимали!

Жизнь в режиме ЧС

Животные для пожарных тема отдельная. Одни хозяева, рассказывает наш собеседник, категорически отказываются выходить из горящей квартиры без пушистых членов семьи и успокаиваются, только вытащив их из-под дивана и прижав к сердцу. Другие, почувствовав опасность, напрочь забывают о своих питомцах.
Экстремальная ситуация проявляет многие скрытые качества человека. И предсказать, будет ли новичок работать пожарным, почти всегда можно уже во время первой проверки делом. Евгений Валерьевич, по крайней мере, в этом отношении ошибается редко. А новичков он за тридцать лет работы повидал немало — Ткаченко не только настоящий профессионал, но еще и наставник отличный.
— Какое качество для пожарного важнее всего? Нет, все-таки не смелость, хотя и без нее нельзя. Бывает, сразу видишь — боится человек. Но важнее всего все-таки надежность и умение трезво мыслить в любой ситуации — как говорится, сохранять голову холодной. Вот на такого человека можно надеяться. А просто смелый может побежать вперед и забыть обо всем, в том числе и о том, что он не один.
Бывает, что новички при всей своей смелости просто не выдерживают постоянного напряжения. Легко ли просыпаться ночью по тревоге и мчаться на происшествие, не имея возможности раскачаться? Да и само постоянное ожидание таких ситуаций — не предмет для зависти. Даже уйдя домой, пожарный не имеет права отключать телефон: мало ли что может случиться. При многочасовом пожаре, например, дежурной смены будет явно недостаточно — вызовут тех, кто сменился и ушел отдыхать. Вот из отпуска, правда, вызывают крайне редко. Но и такое тоже бывало…
Одним словом, расслабляться пожарным не приходится. Поэтому одни из-за постоянного стресса теряют способность нормально спать, у других начинают пошаливать давление или сердце. И это при том, что все поступающие на службу проходят серьезное психодиагностическое тестирование. Бывает, люди даже обижаются — почему это я в армии служить годился, а в пожарные не гожусь? Зато уж в тех, кто остается работать, можно быть уверенным на 200 %.

1a4e3457b36d793283a070fcbd2354d9_lgc50052

Евгений Валерьевич как раз из тех, кого работа проверила на прочность всеми возможными способами. Одно из самых серьезных испытаний случилось 6 апреля 1993 года. Эту дату хорошо помнят многие северчане и томичи — в тот день на «СХК» произошла авария со взрывом и выбросом в атмосферу радиоактивных аэрозолей.
— Был чудесный весенний день, теплый и солнечный, — вспоминает Ткаченко. — Время близилось к обеду, настроение у всех было хорошее. И вдруг сирена. Сначала выехала автоцистерна — бывает ведь, что сигнализация срабатывает от сквозняка или еще по какой-то причине. А через две-три минуты поступает сигнал на выезд и нам. Ясно было, что случилось что-то серьезное, но понимать весь масштаб произошедшего мы начали, когда подъехали к месту происшествия. К тому времени нам уже сообщили по рации, что нужно надеть спецзащиту: в те времена это были костюмы Л-1 и противогазы. Остановились, оделись, въехали на территорию объекта. И увидели, что галереи, которая соединяла два здания, просто нет — она была разрушена. Вот тут, конечно, адреналин стал зашкаливать (смеется). Но задача была поставлена, и мы ее выполнили. Продолжалось все сравнительно недолго — гораздо дольше мы потом отмывались и отчищались. После этого нас тщательно проверили и сказали, что все в порядке. А вот верхнюю одежду и все три автомобиля, на которых мы приехали, оставили на объекте — нам ничего не отдали. Мы приехали в часть, завели резервную технику, а с утра — новый пожар: на территории одного из заводов «СХК» загорелся склад.
Далекому от темы человеку это кажется невероятным — как можно было продолжать дежурство после такого происшествия? Но график есть график — сутки не закончились, и что поделаешь, раз жизнь решила не скупиться на «сюрпризы»? Вообще случаев, за которые Ткаченко можно назвать героем, в его жизни было немало. И хотя рассказывает он о них скупо и без бахвальства, слушателю время от времени становится жутковато. А каково переживать все это близким людям?
Со своей женой Ларисой Евгений Валерьевич познакомился еще в школе — они учились в параллельных классах и с тех пор, не считая армии, практически не расставались. Попыток отговорить его от опасной службы, уверяет Ткаченко, жена не предпринимала. И это, безусловно, тоже мужество. Кто знает, как служилось бы нашему герою, если бы дома ему постоянно «выносили мозг»? Но жена и три дочери, несмотря на тревоги и волнения, всегда Евгения Валерьевича только поддерживали.

a76066159db8ef176cf86e65af7ef910_lg8559a2

Он же, в свою очередь, берег своих женщин — «лишнего» им не рассказывал. Сейчас все дочки уже взрослые, есть даже внук Павел, которому в июне исполнится два года. Пока дочки подрастали, Ткаченко каждый год брали палатки и ехали в отпуск на Бухтарминское водохранилище — купаться, наслаждаться красотами природы и непривычным покоем. Тишина, теплая вода, отсутствие комаров и дорогие люди рядом — что еще нужно для счастья?

Ложка дегтя

На этой идиллической ноте, конечно, наш рассказ можно было бы и закончить. Но как, говоря о работе пожарных, не сказать о том, что создает им проблемы? По статистике на первом месте среди причин пожаров стоит неосторожное обращение с огнем, в том числе и по вине людей. И кто осудил бы пожарных за желание сорвать злость на подвыпившем гражданине, погрузившемся в сон с сигаретой в зубах?
— Злость? Да нет, мы же не судьи. Наше дело спасать всех, не разбираясь, кто прав, кто виноват. Да и некогда бывает задумываться о таких вещах, — говорит Евгений Валерьевич. — А вот жалость к людям, которые живут рядом с такими соседями, безусловно испытываем. Иногда из-за одного такого гражданина приходится эвакуировать несколько десятков человек. В результате у него самого квартира выгорела полностью, у соседей сверху закопчена так, что жить в ней невозможно, у соседей снизу — до такой же степени залита. И весь подъезд в копоти и гари…
Еще одна частая причина бед — старая проводка в домах, жители которых без тени сомнения обзаводятся всевозможным арсеналом современной техники, включая кондиционер и полы с подогревом. Есть и проблемы неожиданные: лично я с большим удивлением узнала, что по существующим правилам водители НЕ ОБЯЗАНЫ уступать дорогу пожарному автомобилю — все зависит от сознательности граждан, спешащих по своим делам.
— Иногда движение настолько плотное, что человек не может уступить дорогу, даже если хочет, — рассказывает Ткаченко. — А бывает, просто не слышит ничего из-за громкой музыки в салоне. Есть и такие, кто просто не считает нужным пропускать пожарных. Люди, пережившие в жизни нечто подобное, так никогда не поступят — после таких вещей становишься мудрее. А до той поры человеку кажется, что его все это не касается…

Они — лучшие!

О том, что его ждет некая награда, Евгений Валерьевич узнал еще осенью. Но какая именно, ему сообщили лишь за неделю до поездки в Москву. 23 декабря в Кремлевском дворце состоялся торжественный концерт в честь 25-летия МЧС, а после него — прием, во время которого министр по делам ГО и ЧС Владимир Пучков вручил новым Заслуженным спасателям нагрудные знаки и удостоверения. Конечно, нашему герою такая высокая оценка приятна. Хотя он настаивает: награду заслужил весь дружный коллектив, в котором ему посчастливилось трудиться.
— Всем хочу сказать: главное — любить свою работу, и тогда все у вас будет получаться. Я свою люблю, и слова этого не стесняюсь. Очень благодарен судьбе за то, что жизнь моя сложилась именно так. За 30 лет службы я встретил столько замечательных людей! Когда только пришел сюда, меня все поддерживали, все помогали. Алексей Михайлович Кривуша, который был начальником отдела пожарной охраны, начальник части Анатолий Александрович Кузнецов, Александр Иванович Тупикин, который занимался техникой и всегда был готов помочь, с какой проблемой к нему не приди — просто исключительные люди, замечательные, душевные. Я мог бы еще множество фамилий назвать, просто не хочу никого обидеть. И награда эта наша общая. Просто досталась мне…

Ольга Смирнова,
Также публиковано на http://news.vtomske.ru/

P.S.: Осенью прошлого года по итогам Всероссийского фестиваля «Созвездие мужества» часть № 1, в которой служит Евгений Валерьевич, была признана лучшей в России.

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.