Вторник, Ноябрь 21, 2017
Главная / Новости / Судьба центрифуг и судьба СХК

Судьба центрифуг и судьба СХК

С работниками завода разделения изотопов встретились губернатор, президент и гендиректор

2 ноября в актовом зале управления СХК губернатор Томской области Сергей Жвачкин, президент Топливной компании «ТВЭЛ» Юрий Оленин, генеральный директор Сибирского химического комбината Сергей Точилин на встрече с представителями коллектива комбината рассказали о дальнейшей судьбе завода, и не только.

Сама встреча была закрыта для представителей СМИ, т.к., по словам руководителей, некоторая обсуждаемая информация носила не только узкоспециализированный, но и секретный характер. На прошедшей затем пресс-конференции Сергей Жвачкин и Юрий Оленин достаточно подробно ответили журналистам на вопрос: так закрывают или не закрывают завод, и что ждем в дальнейшем город и комбинат. Это, собственно, главное, что интересует нас всех.

Напомним, что часть газовых центрифуг ЗРИ, использующихся для разделения изотопов урана, войдут в исследование ТВЭЛа по оценке технических последствий перевозки и повторного запуска этих устройств. В связи с этим они будут вывезены с комбината и перевезены на другие предприятия ТВЭЛа. Данное решение вызвало опасения среди работников комбината, что в скором времени закроют ЗРИ, а потом и СХК. В октябре в Северске прошел митинг против закрытия производства на комбинате. В Топливной компании «ТВЭЛ» подчеркивали, что вопрос о возможности перевозки блока центрифуг с завода прорабатывался специалистами на протяжении долгого времени.

Чтобы не было домыслов

3d75c8_pn0g

— Правильно ли мы поняли, что завод разделения изотопов планируется закрыть?

Юрий Оленин, президент Топливной компании «ТВЭЛ»:

— Мы сегодня проводим НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы) по возможности перебазирования части центрифуг, первые результаты появятся в апреле. Если они будут положительные, то будет рассмотрено решение о  возможном переносе части центрифуг на другое предприятие.

Сразу скажу, чтобы не было никаких домыслов, что все люди, которые сегодня работают на ЗРИ, будут трудоустроены. При этом триста человек останутся на заводе для вывода из эксплуатации той части центрифуг, которая останется на СХК. А остальным будут предложены варианты трудоустройства в рамках отрасли.

Подчеркиваю: завод не закрывается, пока не будет: а) положительных результатов испытаний и б) решения госкорпорации «Росатом».

Если даже решение будет принято, то вывод из эксплуатации начнется не ранее 2019-го года.

Простая арифметика

— Что потеряет Северск и Томская область в связи с возможной остановкой производства на ЗРИ? Как будут компенсироваться выпадающие доходы бюджета?

Сергей Жвачкин, губернатор Томской области:

— Мы подписали в 2013-м году соглашение с Росатомом и все пункты этого соглашения выполняются. И снижения налоговой базы не предусмотрено. Мне хотелось бы, чтобы вы услышали слова Юрия Александровича:  еще идет рассмотрение вопроса о сокращении выпуска продукции, начиная с 2019-го года. То есть речь идет не о сегодняшнем и не о завтрашнем дне. Давайте посмотрим на вопрос с точки зрения будущего Сибирского химического комбината. Это уникальный коллектив с уникальными возможностями, с уникальным оборудованием, которое существует уже много-много десятилетий. Но он создавался при другом государстве, при другой экономической системе. Создавался для определенных целей, которые он выполнил и выполняет. И сегодня, конечно, необходимо максимально использовать КПД этого коллектива. И стоит вопрос: что  для нас главное? – всё оставить в том виде, который был 60 лет назад или, модернизируя производство и используя огромный потенциал коллектива, вывести это предприятие на самый современный уровень?

Я приветствую решение Росатома и ТВЭЛа, которое идет именно в этом направлении. Сегодня, по сравнению даже с пятилеткой назад, комбинат уверенно смотрит в будущее. Я хочу вам напомнить, что на других территориях РФ были закрыты почти две тысячи рабочих мест, потому что конверсионное производство было перенесено в Северск. И это принесло почти 2,5 млрд. финансирования, которое сегодня получает город.

Акцентирую ваше внимание на том, что: во-первых, ситуация изменилась. К нам пришли производства, которых у нас не было.

Во-вторых, не может существовать производство в неизменном виде в течение десятилетий. Предположим, мы взяли волшебную палочку и решили: ничего не будем делать, оставляем, как есть. А что будет через десять лет с комбинатом? Он сегодня по некоторым видам продукции не конкурентоспособен. Но при этом никто не говорит о том, что люди останутся без работы. Простая арифметика, которую все знают, но почему-то умалчивают: сегодня на комбинате работает три с половиной тысячи человек. Проект прорыв приносит две тысячи рабочих мест, вокруг «Прорыва» — инженерные организации, это еще две тысячи, и около полутора тысяч принесет ТОР (Территория опережающего развития). До конца года выйдет решение Правительства о ее создании в Северске. Это уже больше, чем все работающие на комбинате. О каком сокращении и закрытии комбината может идти речь? Простые цифры, и когда их складываешь, понимаешь, что не все так страшно, как некоторые стремятся представить.

Да, идет реорганизация. И многие отрасли России через эту реорганизацию прошли, и Росатом – один из последних, кто сегодня этим занимается. Опять же, исходя из логики, которую вы все понимаете: те производства, которые имеют давность по 60 лет, они выполнили свою роль, они сделали свое дело, но их надо модернизировать. А иначе и Росатома самого не будет.

Те вопросы, которые возникают в связи с реорганизацией, мы решаем совместно с ТВЭЛом, с Росатомом. С президентом ТВЭЛа Юрием Александровичем Олениным мы встречаемся регулярно и «сверяем часы»: что делается, как делается. Тем более, в Росатоме прошла смена руководства, как вы знаете. Поэтому мы и сверили часы, и поговорили с коллективом, которому, естественно,  рассказали побольше, чем вам.

Без потрясений

Юрий Оленин, президент Топливной компании «ТВЭЛ»:

— Конечно, мы все это обсуждали, обсуждаем и будем обсуждать, потому что все, что мы делаем должно состояться при минимальных социальных рисках. Но стоять на месте мы не можем. Газовой центрифуге уже шестьдесят лет. Без модернизации технологии сейчас не существуют и десяти лет. И второе: новый проект «Прорыв» вообще не нуждается в обогащении урана.

Вот ответьте сами на вопрос – а чем заниматься лучше и эффективнее, с точки зрения использования потенциала, который есть только у вас?  Старыми технологиями или новыми? Так исторически получилось, что северские атомщики занимались вещами, которыми никто не занимался. Итогом этого явилось то, что кадры СХК сегодня везде по стране работают, что в городе живет двести кандидатов и докторов наук. Мы куда этих людей должны деть? Я никого не хочу обидеть, но что такое центрифуга? Она крутится 40 лет, она ничего не дает ни душе, ни науке. Если мы сегодня оставим все как есть, и не выиграем в эффективности, не зададим новое направление, чтобы деньги шли в этот город на новое, на «Прорыв», мы оставим без работы людей, которые способны двинуть отрасль вперед.

pgr9hj2s_rg

Новый продукт (которые будет получен в проекте «Прорыв») мы будем продавать всему миру. Китайцы нам не дадут долго продавать технологию ВВЭР, они уже ее освоили. Что будем дальше продавать, если не «Прорыв»? Именно работы по этому направлению у нас опережают мировые разработки. Если мы будем задерживать это развитие, где мы окажемся? И наработанный потенциал коллектива мы хотим использовать именно на новых проектах.

Когда мы спросили руководителя одного иностранного разделительного предприятия: а что вы будете делать, когда на мировом рынке упадет цена на вашу продукцию? Он сказал: «Закроем два завода, иначе мы погибнем». Так вот нам кажется, что  лучше планово проводить реорганизацию, подготавливая и технологии, и людей.

А будущее – это «Прорыв» и Территория опережающего развития. ТОР даст стимул и для развития бизнеса, потому что устойчивость среде дает только бизнес – малый, очень малый и немножко — средний. Хотелось бы, конечно, чтобы это был не только сбор ягод, но и высокотехнологический бизнес. А для этого опять же могут потребоваться кадры, которые воспитаны на атомных предприятиях.

Подготовила Алена Коваленко
Фото Александра Кузнецова

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.